Солнечная энергия от SunSay

Солнечная энергия от SunSay Музыка — это, наверное, самое удивительное, что у нас есть в жизни, и не важно, выступаем мы в роли слушателя или исполнителя. Она всегда была и остается внутри нас. Самое главное — это не ошибиться в выборе, ведь она будет создавать нас. Можно заполнить себя агрессией и злобой, а можно — солнцем, теплым воздухом и улыбками… Именно вторым наполняет своего слушателя группа SunSay, что родилась в Харькове чуть больше 5 лет назад. Недавно они выступали на фестивале «Продвижение», и нам удалось пообщаться с ее лидером Андреем Sun Запорожцем.

 


— Здравствуй, Андрей! Как тебе эти пару дней в Харькове?

— Нормально. Правда, немного заболел, но все равно репетируем, делам новые песни.

— То есть, ты заболел, но все-таки выступал на «Продвижении-2012»?

— Ну, да. А как иначе? (Смеется)

— С чего для тебя началась музыка? Когда она перестала просто звучать в наушниках, а переросла во что-то более значимое?

— Сказать, что она появилась — нельзя. Она всегда была… И я всегда пел! Неважно, с кем-то или сам. Наверное, более серьезно начал заниматься музыкой лет с 18, хотя обычно еще в детстве проявляются какие-то способности. Я просто делаю то, что мне нравится.

— А профессионально занимался, учился?

— Профессионализм — это понятие относительное. Не нужно обязательно заканчивать что-то, есть некоторые люди, которые просто умеют петь, и им больше ничего не нужно. Вот, это, наверное, самое главное, хотя… Нужно тоже уметь владеть голосом или, если инструментом, — то нужно учить что-то новое, развивать это в себе. Я сам давно занимаюсь, у меня как-то так и получается…

— Поставить твою музыку в какой-то смысловой ряд мне лично не удается. Вот как тебе удалось найти свой индивидуальный путь?

— Индивидуальный путь — это, скорее, личностное понятие, и по большому счету, никак не связанное с тем, чем человек решает заниматься. Но если ты уже находишь себя, то в любом случае реализуешься в чем-то. Судьбы у людей разные, у каждого свои конфликты, свои проблемы…

— А ты уже нашел свое место?

— Как сказать… Это подвижный процесс. Нельзя сказать: «Дааа, я все понял, все нашел и все знаю!» Это движение, развитие и познание чего-то нового. И мне остается только делать то, что у меня хорошо получается и что нравится.

— Обычно люди слушают музыку, чтобы заполнить что-то внутри. Что, по-твоему, должна заполнять музыка группы SunSay?

— Это очень субъективно. Я передаю какой-то определенный поток энергии, а что человек вынесет для себя, что он услышит — это от него зависит. Я же не могу за всех говорить. Часто бывает так, что вкладываешь в текст одно, а люди понимают что-то другое. И тут нельзя сказать, кто из нас прав. Ведь каждый воспринимает по-своему, опираясь на свой опыт, свои переживания, и ищет что-то именно для себя. Энергия, которую мы передаем, преломляется в разных людях и изменяется. Но она остается, и это важно.

— А как ты пополняешься энергией? Ничто же не вечно…

— Нет, энергия, может быть, как раз вечной — это наши тела не вечны. Насколько можем, мы передаем, отражаем ее сами собой и творчеством. Она проходит в принципе через каждого — сквозь кого-то свободно, а у кого-то бывают прозрения. Как пополнять? (Смеется) На самом деле, когда спокойно внутри, то сразу ясно, куда эту энергию вкладывать, когда ее нужно накапливать, а когда отдавать. Мне в этом помогает медитация. Но у каждого это по-разному, и это нужно чувствовать. Но есть люди, которые не хотят чувствовать, они скорее напоминают спящих. Они живут, ослепленные какими-то вещами, и это кажется им вечным. Но опять же, всему свое время…

— Как ты пришел к медитации?

— Я встретил одного музыканта, который и направил меня к учителю. Пообщавшись с учителем, я перенял технику медитации, и практикую ее уже более 10 лет. Это очень важно — встретить нужного человека, который сможет передать знания. Все живые на сегодняшний день традиции передавались как раз устно. Пусть нет живого носителя тех времен, но важна сама суть. И это напоминает не изучение материала, а, скорее, игры разума. Нужно сначала «походить вокруг», а потом выбрать для себя практику. Я говорю «практиковать» — это то, чем занимаюсь я, а есть и множество других традиций. Это всего лишь различные методы: молиться, простираться, медитировать… Но все это ведет к одному, называем мы только по-разному. Я опираюсь на свой опыт и доверяю учителю, и, чтобы встретить такого человека, не нужно ездить по разным странам. Люди почему-то всегда думают, что настоящее учение всегда где-то далеко. И вот этим пользуются местные шарлатаны. Для прозрения многого не надо — просто прийти и пообщаться. Так можно и проверить: если это по-настоящему духовное, то оно должно быть доступным для всех, вне зависимости от статуса, материального положения или чего-то еще. Это, к сожалению, утрачено в христианстве. Но я не хочу критиковать, ведь изначально — это разные пути, и ни в одном, ни в другом нет ничего плохого. Важно для человека найти свой духовный авторитет. Поэтому, как ни назови дзен-буддизм — его все равно не выразишь словами в полной мере, это нужно понимать и чувствовать.

— Изменился ли состав группы за время выхода последнего альбома и до сегодня?

— Наш постоянный состав — это тот, с которым мы играли на «Продвижении-2012».

— Как идет работа над новым материалом, когда ждать альбом?

— У нас сейчас очень много материла, и, я думаю, это будет даже два альбома, скорее всего. Это помимо англоязычного альбома, что мы записали во Франции и Нью-Йорке, который продюсировал Джон Форте, мы представим его весной. Есть много песен как на русском, так и на украинском языках. Но мы не будем весь записывать материал на студии, разве что только некоторые вещи. Ведь хочется попробовать что-то более современное. Для записи не обязательно иметь кучу дорогой аппаратуры, мы собираемся использовать записи с диктофона, с концертов, еще какие-то неожиданные моменты … Это будет своего рода калейдоскоп!

— Будут ли новые дуэты?

— Да, планируем записать совместные песни с Димой Шуровым и Верой Полозковой, но они выйдут попозже.

— Что приносит такая работа?

— Это всегда общение, обмен опытом, мыслями, идеями. Вот, к примеру, Славик Фейм, который продюсировал несколько наших песен. У него интересный взгляд, всегда советует что-то креативное, подает новые интересные идеи, мы с ним тоже будем сотрудничать.

— Как продвигается гастрольная деятельность? Какие планы?

— Планируем, конечно, продолжать работать в Европе, собираемся сделать тур по Америке. После выхода альбома, я думаю, все будет намного шире и дальше. И, конечно, же, будем в Украине, Белоруссии, в Прибалтике (нас там очень любят, и мы там очень много народу собираем!)

— Что волшебного случается на концертах, когда зрители и вы становитесь одним целым?

— Это и есть волшебство как раз! На концерте нет отдельно меня или отдельно группы, зрителей. Мы все перетекаем друг в друга, и получается такой интересный круговорот энергии. Ты чувствуешь очень большую силу, когда передаешь что-то, а тебе это возвращают вдвойне.

— Ты выступал перед различной публикой. Как считаешь, где тебя больше любят?

— Когда я говорю «любят», то имею в виду количественно. Это не значит, что где-то не любят, а значит, что именно в этом месте наша музыка созвучна с большим количеством людей. Люди везде открытые, приятные и классные. Но, например, в Питере мы собираем тысячи людей, а в Харькове я не уверен, что соберем столько...

— Но Харьков в количественном плане намного уступает Питеру!

— Да, но есть команды, которые приезжают в Харьков и собирают очень много народу. Вот, к примеру, такое явление, как хип-хоп — здесь можно собрать большую толпу, а в любой другой европейской стране этого не произойдет. Потому что в нем, собственно, мало музыки, и смотреть не на что (смеется). Но есть, конечно, талантливые люди, и это не от страны зависит. Хотя, по сути, это лишь копирование…

— Но не всё же, и не все копируют, правда?

— Да, безусловно, есть и свои таланты! Вот в поэзии, например, редко, но бывает. Местами даже интересней, чем в той же Америке. Всегда был мейнстрим, но он уже больше никому не интересен, и это порождает самородки, которые делают потрясающие вещи! Везде что-то интересное происходит, но всего, увы, не осилишь.

— Где ты чувствуешь себя, как дома?

— В Харькове, вполне. Мне он нравится, очень хороший город.

— А часто узнают тебя тут?

— Бывает, но редко. Потому что люди все еще в основном ориентируются на телевизор, ностальгия какая-то, наверное. Прогрессивная часть, конечно, узнаёт новости и следит за жизнью в Интернете. Там много интересной и нужной информации, но ее нужно искать своими силами. Вот я и мои друзья давно отказались от телевизора.

— А как тебе удается поддерживать отношения с близкими и родными, если ты постоянно где-то работаешь, выступаешь?

— Находиться рядом — это же не совсем обязательно, и родные это понимают. И не всегда родные — это родственники. Близость — это чуть-чуть другое, но, конечно же, если отношения есть, то их нужно поддерживать встречами.

— В одной из песен последнего альбома есть такие строки: «Мама, я не хочу видеть мир таким». А каким ты хочешь его видеть?

— На момент написания этой песни у меня было какое-то «непонимание». Но, естественно, если копнуть глубже, то видно сразу, что мир несовершенен. Очень много всего происходит вокруг как плохого, так и прекрасного. Наш мир — это движение и перемещение, все быстро меняется….

— У тебя этот период уже прошел?

— Можно, конечно, говорить о том, что меня устраивает, а что нет. Можно быть довольным всем, а можно — ничем. Можно повернуться на 360 градусов и любить все вокруг. Просто нужно не сопротивляться, и видеть эту красоту… Наверное, чем человек глубже, тем он и интересен. И это не значит, что человек не прав, он может отстоять любую позицию. Главное, найти согласие в себе и с окружающим миром.

— Как считаешь, твоя музыка может пройти сквозь времяи остаться в памяти поколений?

— Не знаю.

— А хотелось бы?

— Да, но это не от меня зависит. Нет, точнее от меня, но я не могу прогнозировать. Есть вечная музыка, которую слушаешь и попадаешь в такие удивительные миры! Она всегда будет вне моды. Суть — она вечна. Я очень люблю и восхищаюсь такими вещами. Насколько мне это удастся — посмотрим (смеется).

— Группа SunSay перешагнула рубеж в 5 лет. Можно ли подвести черту и сказать, что получилось, а что нет?

— Можно я пока не буду проводить черту? (Смеется) Что у нас получилось…. У нас есть свой слушатель, каким он бы ни был в плане количества, — это яркие, открытые, вменяемые и адекватные люди. И это только радует!

— Какие еще у тебя планы помимо выпуска альбомов?

— Мы будем снимать клипы, записывать саундтреки к фильмам… Собираемся выпустить коллекцию одежды, есть очень много молодых и интересных дизайнеров, которые хотят с нами сотрудничать.

— Будут ли квартирники в Харькове?

— Очень трудно найти хорошее помещение, для того, чтобы давать концерты в акустике, где все звучало бы так, как хотелось. Вообще я не очень люблю квартирники, хотя это, конечно, интересно… Вот у нас был удивительный квартирник в Киеве, мы вообще ничего не подключали — ни гитару, ни микрофоны… Несмотря на довольно большое помещение, это был настоящий аншлаг, как раньше было! И это действительно хорошо звучало!

— Так часто случается, что люди быстро перерастают любовь к музыке и становятся фанатами именно исполнителя. Как оно быть не Sun’ом, а пророком и культом?

— Если людей это вдохновляет на что-то хорошее, то это, конечно, имеет право на существование. По поводу славы, и чтобы меня обожествляли — это большая глупость. Этого не хотелось бы, конечно… Просто, чтобы меня понимали люди, которые меня слушают. Ведь делиться нужно с теми, кто сам этого хочет. Мы пытаемся делать хорошую, хитовую, новую и интересную музыку. И я никогда не буду заниматься тем, что мне не нравится.

— Что ты пожелаешь своему слушателю и начинающим музыкантам?

— Не останавливаться. Творчество — это поиск себя, и это взаимосвязано. И когда человек находит себя — ему есть, что передать, и это самое важное.

 

Елена Булан
источник: timeua.info


Все Публикации →