SunSay - Мир внутри

Когда в начале тысячелетия из далекого Харькова до Тулы стало доноситься будоражащее звучание пронзительного дуэта гитары и голоса 5’niццы, взорвавшаяся, всюду таскавшая в плеере перезаписанную пиратскую кассету, сходившая с ума по группе тульская молодежь даже не могла надеяться увидеть харизматичных харьковчан на местной сцене. Собственно, эта заразительная мечта так и осталась навсегда жить в эфире, а когда в 2007 году 5’niццы вдруг не стало, все отказались в это поверить. Факт этот вызвал немало полемически тупиковых дискуссий на почве музыкального вероисповедания. Да и вообще, распад вызвал бурю не меньшую, чем рождение. Но 5’niцца — это 5’niцца. Это хороший, но пройденный этап, перелистанная страница. И хотя герои остались те же, пришло время для новых историй.

С появлением в Туле первых плакатов, таких минималистских: черные буквы на белом фоне, тепло улыбающийся исподлобья Запорожец и скромная заветная надпись SunSay, уровень неосознания происходящего был так же велик, как и при распаде 5’niццы. Но время шло, плакаты висели, и их становилось больше. В соцсетях стали появляться радостные посты о покупке билетов. Это и правда происходило со всеми нами.

Как из параллельной вселенной появившиеся плакаты говорили о начале в 20:00, и хотя все знают прекрасно, что это время открытия клуба, и сам концерт в «Премьере» начнется не раньше 9 вечера, опоздать, видимо, испугались.

В начале 9 к входу уже подтянулась первая стайка поклонников. В руках такие же белые и чистые как и плакаты (музыка) билеты. Все стараются поскорее занять места у сцены, а вот у бара почти пусто. На таком концерте алкоголь — даже как-то неприлично. И вот началось.

Такая крошечная сцена: между ударной установкой, мониторами, микрофонными стойками и басистом Запорожцу остается совсем небольшой клочок. А большой клочок ему и не нужен, он с места почти не сходит, но когда поет — все время тянется вперед, к залу. А зал тянется к нему, к сцене.

Конечно, зал всегда туда тянется. Любая фигура, появившаяся на сцене, априори желанна и обожаема публикой. Но тут нечто особое. Руки Sun’а вздымаются вверх и вниз, песни пульсируют, а вместе с ними пульсирует зал. Это единый организм на 2 с лишним часа. Никто не просит старых хитов, SunSay поет и поет новые песни, и их принимают как давно знакомые.

Он поет с закрытыми глазами потому, что не смотря на дзен-буддизм, философию, опыт — он человек, а человеческий мозг старается оградить хозяина от эмоциональных перегрузов. Музыка, слова, исполнение — сорваться легко. Закрытые глаза как предохранитель. Но они закрыты и у большей половины зала. Мерные покачивания, руки как щупальца у медуз. Ей богу! Он ввел всех в транс!

Даже Святослав Вакарчук (он то тут как оказался?) специально оставшийся в Туле после собственного концерта еще на один день, был совсем другим. Мы видели его экстремально экспрессивным на концерте «О.Е.». Но под музыку SunSay он тихо стоял, положив руки в карманы и смотрел на сцену, уходящим далеко за пределы Тулы, области, Земли взглядом.

Запорожец и сам медитировал. Серьезно! Уселся на сцене на колени, расслабил спину, шею, сложил руки. Умиротворенная, спокойная улыбка, а в 10 сантиметрах танцующие с поднятыми руками люди. Даже страшно.

Он говорит, что «мир внутри меня меняет планету» и ему приходиться верить, на глазах «мир внутри» изменил пусть маленькое, но битком набитое помещение клуба.

— Вы так хорошо принимаете новые песни. Давайте не будем играть в эту игру с уходом, аплодисментами, возвращением, а мы просто останемся и еще поиграем?

И он пел, пел и пел, а когда закончил — ни у кого не хватило наглости просить еще. Он отдал на этом концерте, все что мог. И зрители разнесли кусочки этого доброго по городу: завернутыми в билеты, на флешке фотоаппарата, в видео на телефоне, в отправленной не попавшему на концерт другу смс-ке.

На пресс-конференции уставший, выжатый Запорожец говорил тихо. Он все уже сказал раньше. В песнях. Он поделился любимыми поэтами (Бродский, Хармс, Гумилев, Ахматова и очень сильно Маяковского), музыкой (Леонард Коэн и Сол Вильямс), поделился планами (написать музыку Вере Полозковой), показал автопортрет группы (человечки нарисованные маркерами на магнитной доске музыкантами). Раньше, утром, он уже успел много рассказать в прямом эфире «Наше Радио Тула». Про его ежедневную практику медитации, про то, что у них интер-религиозная группа (кришнаит, православный, дзен-буддист), про то, что ничего никогда не происходит на 100% как задумано и про то, что самое важное — это найти себя.

Как дань многолетнему ожиданию, как подарок, под занавес концерта Андрей исполнил, конечно же, «Солдата». Это было неожиданно, и слушатели и эту песню приняли с удовольствием. Но с совершенно новым. Это как разглядывать пленочные фотографии. Это была плодородная почва, на которой выросли большие красивые кусты. Нам нравилось ходить по этой земле, но теперь она дает совершенно экзотические фрукты. И это хорошо.


Аделина Бровкина
источник: radiovtule.ru


Все Публикации →