Андрей Запорожец: "Мне интересна любая культура"

Символично, что в последний день пребывания в Литве харьковской группы «SunSay» , прошел прощальный и теплый дождь, который оставил после себя приятную летнюю свежесть и создал уютную атмосферу для беседы с солистом коллектива Андреем «Sun» Запорожцем (A).

Музыкант приехал вместе со своей командой в Вильнюс, чтобы воплотить в жизнь идею совместной песни с Алиной Орловой и, конечно же дать концерт. В свободное время, которого было немного, группа успела побродить по старому городу и посетить уникальное место «Ужупис», одарившее гостей незабываевыми впечатлениями, с которыми Андрей поделился перед началом интервью для TrifolliumPress (T).


Т – Андрей, ваш дуэт с Алиной Орловой многие слушатели пророчили и ждали очень давно, а особенно активно заговорили об этом после клипа с Джоном Форте на песню «WindSong», где Алина участвовала в съемках и кажется, пела.

 

А – Мы все пели. Там все ребята, которые в клипе снимались, в общем-то, пели.



Т – Так это идея о совместной песне пришла после клипа с Джоном Форте или до?

 

А – Вообще, идея на самом деле пришла нашему менеджеру Нине. Я почему-то ее присвоил себе, но вчера она сказала, что это она предложила, и я об этом совершенно забыл (смеется). Я очень быстро и сразу согласился в любом случае, потому что видимо меня эти мысли тоже посещали.

 

Т – Подсознательно…

 

А – Ну, наверное. Скорее в тот момент, когда мы познакомились, и я посмотрел, как она звучит на саундчеке. Я считаю, что Алина уникальна и этого так мало сейчас. Очень много людей умеющих петь, умеющих играть, людей с какими то способностями, но людей уникальных очень мало, которые делают что-то  непохожее, аутентичное, своеобразное. Таких людей, действительно, мало.



Т – Настроение вашей песни «Now You Know» с Алиной чем-то  схоже с тем, что вы записали с Джоном Форте. Такая воздушная легкость, ненавязчивость, воодушевление. Ты чувствуешь, что этой легкости не хватает в обществе или это просто душевный полет?

 

А – Я просто расслабился и начал получать удовольствие от творчества и перестал пытаться что-либо  доказывать, чему-то учить.

 

Т – Да, ведь в начале твоего сольного пути было что-то  тяжелое в музыке.

 

А – Ну да. На самом деле часто бывает, что чем сложнее жить, тем легче и красивее песня. А когда все очень-очень шоколадно и хорошо, часто бывает, что наоборот тянет в сторону агрессии или чего-то  еще. По крайней мере, у меня такое было, может у других людей бывает по-разному.

Т – Кстати, опять же говоря о вашей совместной работе с Алиной. Я услышал только литовский, русский и английский языки, где же украинский? Мне кажется, литовский с украинским сочетались бы очень гармонично.

 

А – К сожалению, я не считаю украинский язык родным, поскольку вырос в русскоязычной среде. Для меня русский родной. Мне очень нравится украинский язык, я его люблю, периодически что-то  нам нем придумываю, но русским я владею намного лучше и мне проще выражать на нем свои мысли, поэтому я решил не напрягать себя. Я написал куплет на украинском, куплет на русском и 4 разных куплета на английском. В итоге я от всех английских отказался, кроме последнего, и получились: литовский, русский и третий английский.

 

Т – Как тебе литовский язык?

 

А – Он очень интересный, необычный и близок звуками. Нельзя сказать, что природа совсем другая, но при этом совершенно непонятно о чем. Для меня дело не в самом языке, а какие люди на нем говорят. Опять же любой язык, нравится он тебе или не нравится, если человек пытается передать какие-то вибрации света, добра и гармонии – всё будет звучать, на любом языке. Точно так же наоборот. Все зависит от человека, какую энергию он вкладывает в слова.

 

Т – Ты в Литве провел три плодотворных дня в компании новой литовской подруги Алины. Не хотелось как-то  углубится в эту необычную для тебя среду, познакомиться с другими артистами?

 

А – У меня, к сожалению, все же не было времени углубляться. Мне удалось пообщаться с людьми, проникнуться, погулять, посмотреть, что-то  записать. Мне интересна любая культура. Если люди делают от души, это всегда интересно, где бы я ни находился. Неважно, какая музыка: электронная или этническая, всегда интересны вещи, чем-то  отличающиеся – уникальные, в которых есть какое-то неповторимое зерно индивидуальности.

 

Т – А ты открыт к коллаборациям? И какие предложения ты сразу отклоняешь?

 

А – Честно говоря, довольно не часто бывают люди, с которыми бы хотелось что-то  делать. Ко мне многие обращаются с просьбой сделать что-то  совместное, в том числе из известных артистов. Я готов дружить с ними, без проблем, но делать музыку – нет. Я могу сделать что-то  с абсолютно незнакомым человеком, если меня его музыка цепляет. И я это уже делал не раз. А в нашем случаее с Алиной – звучит прекрасное сочетание. Алина занимает очень интересную нишу, причем это независимая и удивительная музыка, которая нравится публике. Сейчас очень не хватает индивидуальностей. Всё стандартизировано, и все пытаются быть похожими специально. Это очень грустно.

 

Т – Ты создаешь впечатления очень умиротворенного и живущего в полной гармонии человека. Как ты борешься с негативом? Какими путями обходишь?

 

А – Я учусь принимать все, как есть. Сейчас очень разные вещи, в этом мире происходят. Восприятия человека может быть очень разным. Многое зависит от того, как человек все воспринимает. Если он принимает и не пытается ничего менять, насильственно что-то  либо навязывать окружающим, то он может быть в гармонии, жить в любом обществе, любое время, с любым достатком. Он перестает зависеть от внешних обстоятельств и это настоящая свобода, сила и путь.

 

 

Т – Ты играешь старые песни из группы «5nizza», потому что ты чувствуешь ответственность перед слушателями, которые хотят их услышать или потому что тебе приятно вспоминать светлое и беззаботное прошлое.

 

А – И то и другое, однозначно…

 

Т – Просто многие артисты, считая свои старые песни несерьезными, отказываются их исполнять и очень скептически к ним относятся, как, например Сергей Бабкин.

 

А – Часто люди делают самое лучшее с несерьезным отношением, а потом пытаются делать что-то  серьезное и это просто не получается в настоящем, к сожалению. Я на самом деле не все песни группы «5nizza» исполнял бы сейчас, даже не многие. Есть песни, которые я люблю. Я считаю, что они актуальны в любом случае. У меня ничего внутри не сопротивляется. Если бы я почувствовал, что меня что-то  останавливает, я бы этого не делал. Меня никто не заставит делать то, что я не хочу. Никто, никогда, никакие условия, никакие контракты… Я в этом случае человек безкомпромиссный.

 

Т – Мне интересно, узнать что-нибудь  об украинской сцене из твоих уст. Кого бы ты мог отметить, кем ты, действительно, гордишься, и кого бы сразу же посоветовал литовским промоутерам?

 

А – Прежде всего я бы сказал про группу «ДахаБраха». На мой взгляд, это самый интересный на украинской сцене коллектив, в данный момент времени. Они из Киева. Это, действительно, уникальное явление, очень интересное, завораживающее, связанное с этническими корнями. При этом это сделано с любовью, с юмором; артистично, красиво и очень душевно. Они с успехом гастролируют по всему миру. Проект международного уровня. Они смогут сыграть, где угодно и это будет интересно и оригинально, в отличие от остальных известных украинских групп, которые, я думаю, нигде интересными не будут. Еще выделю прекрасный проект Дмитрия Шурова, бывшего клавишника группы «Океан Эльзи». Piano Boy называется. Я был на их концерте. Замечательный проект.

 

Макс Волынсков
источник: trif.info

Все Публикации →