SUN: "Я хочу делать музыку для людей"



С момента распада группы «5'nizza» прошло больше трёх лет, но до сих пор практически ни один разговор о новой группе Андрея SUN'а Запорожца не обходится без упоминания былых заслуг. Видимо, так проще для тех, кто до сих пор не в курсе, что обе половинки некогда единого целого вполне себе успешно творят самостоятельно. Но те, кто осведомлён получше, уже давно отлично проводят время и на концертах группы «SUNSAY», и слушая довольно занятную музыку из своих колонок или наушников. Ребята успели записать пару альбомов и прокатиться с несколькими турами по России и Украине. SUN по-прежнему стремится к тому, чтобы всё было красиво, но, исповедуя дзен-буддизм, сам же признаёт иллюзорность всего материального… Недавно у группы вышел клип на одну из самых запоминающихся песен со второй пластинки — «Будь слабей меня». Chelmusic встретился с Андреем, чтобы поговорить об этой новинке, о его сценическом образе, микрофонах и клавишнике, а также о желании быть понятным и его нательных рисунках.


Некоторое время назад группа проехала по нескольким крупным городам с небольшим презентационным туром. Как публика, впервые видевшая клип, на него реагировала?

Реакция была хорошая. Многим клип понравился, но кто-то его не понял. В целом тур к презентации клипа прошёл отлично.


Можешь рассказать о смысле нового видео? Как раз для тех, кто его не понял…

О смысловой нагрузке — это к режиссёру. Предложенный сценарий мне очень понравился. По сути, это абстракция. Символизм жизни. Да и сделано всё на хорошем уровне, не зря этот клип несколько недель занимал 1-ое место в «Топ 10» на телеканале «А1». Мы хотим продолжить работу с его режиссёром Егором Абраменко.


Некоторые актёры наотрез отказываются играть мертвецов, считая, что с этим шутки плохи. Ты же забрался в условную могилу и исполнил кусочек песни, лёжа в ней с монетами на глазах. Предрассудками, видимо, не страдаешь? И вообще, какие эмоции испытывал в ходе этих съёмок?

Да, действительно, актёры стараются избегать роли умерших. Меня от этого даже отговаривала одна хорошая знакомая актриса. Но я не актёр, и мне кажется, раз уж я так смело пою о том, что все мы умрём в песне «Всё равно», то уж точно не стоит бояться этих кадров. Сцену в яме я особенно не выделяю — все образы были яркими, и во всех мне было интересно.


К разговору об образах — ты практически всегда перед выходом на сцену добавляешь какие-то детальки к внешнему виду. К примеру, появляешься в шапочке и очках…

Я считаю, что сцена — это такое место, где важны все составляющие. Я как стилист в группе, стараюсь повлиять и на ребят…


Получается?

Надеюсь, что получается. Иногда, кстати, сложно бывает, потому что у людей свои какие-то представления, они слишком серьёзно к себе относятся, но сейчас уже начинает получаться. А вообще я как-то увидел одного своего приятеля, который играл на сцене в грязных кроссовках, в которых он на велосипеде катается. И с тех пор я понял, что всё-таки есть разделение. Я раньше думал, что, в принципе, неважно, в чём ты на сцене, главное — музыка. Но если проследить, то любые западные артисты определённого уровня всегда придавали значение внешнему виду. Почему бы не сделать всё красиво? В моём представлении на сцене мы выглядим именно так, но я не знаю, как это смотрится со стороны.


Можешь рассказать про использование сразу двух микрофонов? Разумеется, отличия слышны, но всё равно многие задаются вопросом: «Зачем?»…

Конечно, могу. У меня просто вокальный процессор с эффектами. Иногда есть бэк-вокалы, он строит гармонии какие-то. Поскольку с подпевками не всегда всё так хорошо, как мне бы хотелось, в каких-то местах включаю второй микрофон. К примеру, я иногда использую его на припевах. Ничего искусственно сделанного там нет, есть просто определённые эффекты, которые я задумал в какой-то песне. Всё это особо не бросается в глаза, но звучит немножко плотнее.


Ефим Чупахин, играющий в группе «Sunsay» на клавишах, не всегда выступает с вами — он и с Сергеем Бабкиным гастролирует, и в других проектах занят… Сложно бывает поделить одного человека на всех?

С Ефимом, к сожалению, не получается по-другому. Хотя мне бывает очень грустно, когда он уезжает. Нам с ним играть намного интереснее, чем без него, но мы приспособились. Других вариантов с таким человеком, как Фима, нет. Он просто ВЕЗДЕ. Но он часто с нами играет.


Адекватной замены, видимо, не найти?

Нет, это невозможно. Фима особенный человек. В Харькове я не вижу ему замены однозначно, да и не хотел бы её искать. Когда мы играем без него, я не замечаю, чтобы люди сильно «обламывались», но получается, конечно, немного по-другому — не так полноцветно. Мы вышли из положения: в основных песнях, где он занимает много пространства, мы попросили его сделать нам «минуса» и иногда включаем его просто из iPod'а. Я поначалу стеснялся этого, а потом понял, что сейчас многие люди делают намного больше подкладок и никто, на самом деле, не видит разницы. Хотя, конечно, здорово, когда все играют живьём, я за полностью живой звук. Но когда несколько клавиш в песне звучит в записи, а всё остальное играется здесь и сейчас, в этом всё равно есть живая энергия, это не то, что петь под полный «минус».


Ефим — довольно заметная личность, если не сказать большего, присутствие этого человека тоже многое даёт…

Согласен.


Вернёмся к твоей персоне. Когда ты заканчиваешь написание какой-то песни, что для тебя важнее: чтобы она понравилась тебе самому, какому-то узкому кругу или широкой аудитории?

Ты знаешь, я понял, что есть огромная пропасть между субъективным восприятием музыки музыкантом и простыми людьми. Я по этому поводу никогда не заморачивался. Просто песня получается как бы сама собой: есть настроение, есть идея, есть текст, от которого нужно отталкиваться, и мы делаем музыку. А будет ли это созвучно с настроением людей или не будет… Всё равно кому-то понравится, кому-то нет — всем угодить невозможно. Мы можем разве что не делать музыку очень сложной. Я именно за это. Я совершенно не против быть понятным. Мне хочется, чтобы люди ходили на концерты и просто «кайфовали» от музыки. И поэтому я не собираюсь уходить в сторону джаза, в сторону арт-рока или в сторону фьюжна. Я хочу делать красивую простую музыку, которая бы нравилась людям. Но при этом я не буду делать ничего, что не нравилось бы мне. Если моему вкусу что-то претит, а это модно и популярно, я никогда не стану этого делать.


Твои татуировки — это просто юношеское баловство или в них есть какой-то глубокий смысл?

Мне очень нравится эта татуировочка (приподнимает повыше рукав на левом плече — прим. автора). Правда, она стала уже совсем блёклой, ведь я очень давно её делал. Это пятёрочка. 5 — моё счастливое число. Я родился 5-го. И всё, никаких секретов больше нет. Изначально там была какая-то жуткая полукельтская сопля, которую я сделал ещё лет в 16-17, не помню точно. А потом уже приятель в Питере наколол эту штуку, которая мне очень нравится. Я не стал бы ничего с ней делать, разве что подкрасил бы… Посмотрим…


А на втором плече что?

Изначально Сергей Бабкин делал мне солнышко: взял иглу, капиллярную ручку и «заколбасил»… Сейчас это уже четвёртая редакция, и вроде выглядит неплохо. Правда, она темновата, потому что по этому месту уже столько раз прошлись… Это всё ещё солнце, хотя оно уже больше похоже на какой-то василёк вечности…
Я считаю прикольно, когда татуировки видны издали и нет такого, что ты забил ими всё, что мог, а в результате — на теле просто каша какая-то непонятная… Думаю, намного красивее, когда есть конкретная какая-то идея, форма.


Спасибо за интервью! Будем продолжать следить за вашим творчеством.

Спасибо


Елена Михеева
истоничник:  chelmusic.ru


Все Публикации →