Любовь или ненависть? Выиграл ли Львов от отмены концерта группы SunSay?

Ярослав Лодыгин, сооснователь и ведущий радио "Аристократы", сценарист, режиссер

Хорошая песня длится несколько минут. Хороший разговор может длиться несколько часов. Хорошая ссора длится годами. Но хороших ссор не бывает.

Харьковский музыкант Андрей Запорожец, 36 лет, лидер группы SunSay и половина группы 5’Nizza, которая (судя по многолетней статистике last.fm и переполненным концертным залам после воссоединения) является одной из двух главных в Украине, исполнил песню о любви Love Manifest на украинскомотборе конкурса "Евровидение-2016", был обвинен в сепаратизме, занял третье место и вызвал волну скандалов и ссор.

Результат – еще одна украинская выдающаяся песня этого автора и… отмена львовского концерта группы SunSay.

Существует русскоязычная версия куплетов песни Love Manifest (предмет отдельного небольшого скандала), которые были написаны до конкурсного варианта на английском языке.

Вот несколько строк из нее: "У нас не делят, не меряют и не говорят. // Мы оттуда, где заката не ждет заря. // Судный каждый день, важно каждое дело. // Нет ненависти, нет у любви предела. // Love, love, love is the only way". 

Про нас ли это?

Я тоже из Харькова, и моя работа лежит в культурной сфере. Я знаю Сана со своих школьных лет, когда кассеты с песнями группы 5’Nizza передавались из рук в руки.

Под эту музыку я влюблялся и разочаровывался. Теперь они для меня почти как Boney M для моих родителей. С той лишь разницей, что чуваки жили со мной в одном городе (и живут там же, в отличие от меня). В сложном, надо сказать, городе.

И еще с одной существенной разницей – Сану всего 36, и он только вступает в своей творческий рассвет, а группа Boney M выступает на открытии соседнего супермаркета.

Сан знает меня гораздо меньше, чем я его, – несколько лет. Знает с тех пор, как я начал заниматься всерьез радио, пробивая стену равнодушия к украинской музыке владельцев фм-радиостанций, ставя ее в эфир практически пиратским способом.

Чуть позже, в начале 2014-го, бегая с Майдана на Тарасовскую, где мы с Лерой Чачибая и Данилой Хомутовским открывали радио "Аристократы", мы продолжали ставить в эфир независимую украинскую музыку, и Сан продолжал быть нашим другом – доверяя радиостанции свои премьеры и самые откровенные интервью.

Некоторые музыканты начали и закончили свою карьеру за это время – от кассеты до цифрового радио, – а он был всегда.

Я знаю Андрея как доброго, скромного человека, который так и не заставил себя признаться на публике, что вкладывает свои деньги в образовательный хаб "Спалах", который пытается устоять под напором власти и невежества в городе.

Я знаю его как сомневающегося человека, который сосредоточен на своей профессии музыканта и восточных духовных практиках.

Есть такие люди у каждого из нас в ближайшем окружении – "далекие от политики". И вдруг ураган: "Определись со своей позицией, на какой ты стороне?!".

Вопросы веры – не моего ума дело. А вот когда в моей стране живет и действует артист,которого обожает великий актер Шон Пенн, музыкант Джон Форте из основополагающей для мирового хип-хопа группы Fugees приглашает к совместной работе, артист, на концертах которого люди становятся счастливыми и вежливыми, – я горжусь таким гражданином моей страны.

Потому что в наше военное время такую диверсификацию должны пройти все отрасли экономики (а музыка – это отрасль экономики): от паразитирования на невежестве и низменных чувствах до конкуренции с Полом Маккартни и компанией Apple.

Хорошие музыканты, как и все остальные настоящие художники, – визионеры. Они предчувствуют будущее, потому что у них есть время думать о нем.

Музыканты зависят от неведомых сил, духов вокруг: слова песен и мелодии приходят, как туман, который надвигается с моря на берег – внезапно и неотвратимо. Ты можешь их либо взять, либо, закрыв уши, пересидеть.

Или, как Том Уэйтс, которому строчки как-то пришли в голову во время того, как он вел машину, можешь крикнуть: "Ты что не видишь, что я за рулем?! Я не могу сейчас написать песню! Пусть Леонард Коэн пишет!".

Если слова и музыка на песню Love Manifest приходят такому проверенному музыканту, как Сан, то я это расцениваю, как провокацию высших сил. В конце концов, манифестами говорят либо о важных событиях, либо люди с принципами.

В конкурсной песне Андрей говорит о важном событии в жизни каждого из нас – о любви.

И, судя по тому, что на вопросы Русланы он не закричал "Слава Украине" (что лично я люблю кричать, но не навязываю остальным), у Андрея, кажется, есть неизменные принципы, которые вроде бы закреплены нашей Конституцией – свобода мысли, вероисповедания и самовыражения.

Свобода не выражать свою политическую позицию или быть вообще без нее. Право не кричать, но заниматься делом.

Я вырос в тех же школах, и знаю, что эти слова кажутся слишком пафосными, чтобы что-то значить. Но вроде бы именно за это все мы выходили на Майдан. Вроде бы именно это сделало возможным появление целой плеяды крутых музыкантов на центральном телевидении впервые со времен Ивасюка.

В интервью Сана для радио "Аристократы" я не услышал сепаратизма и ненависти к украинскому. Призывов отдать Крым русским тоже.

Я слышал слова принципиального, но аполитичного человека. Человека, который, как и миллионы людей на востоке Украины (в моем родном сложном Харькове тоже), очень растерян.

И еще я услышал голоса из Львова: одни ждали своего любимого музыканта, писали смс-ки, голосуя за него во время "Евровидения", а другие – сорвали его концерт. И это те же люди, которые каждый год готовы сделать все, чтобы сорвать один из самых крупных джазовых фестивалей – Alfa Jazz.

Поскольку этот фестиваль приносит Львову беспрецедентную прибыль, я считаю, что это безумно недальновидная позиция для горожан.

А еще – что, как и любая ссора, – это все на долгие годы.

Но призываю перевести эту ссору в хороший разговор в комментариях. А лучше – sapienti sat – послушаем хорошую музыку.

If love has no limit hatred soon will fly away…


Все Новости →